Андрусь Войнич: Жыццё беларускае

“Ад калыскі да труны
Мы жывем, як бараны…
Усё жыццё нам спіны лупяць
Разнастайныя паны “
 
Хочется поговорить о свободе.
 
Не о той свободе, которую мы добиваемся, а о внутренней свободе каждого беларуса, ведь только внутренне свободный человек будет отстаивать своё право на свободу “внешнюю”.
 
Всё началось очень давно, когда, согласно легенде, некая Екатерина Вторая вместе с империей просто устала утихомиривать нас, литвинов.
 
Тогда она определила чёткую стратегию нашего покорения:
 
“Великое Княжество Литовское впредь именовать только Белой Русью, а народ её белорусами, чем на века привяжем её к России.
 
Замирить Белую Русь силой невозможно.
 
Эту миссию мы возложим на русского чиновника, русского учителя, русского попа.
 
Именно они отнимут у белорусов не только их язык, но и саму память про самих себя.”
 
Неплохая стратегия, которой успешно пользовалась империя на протяжении более чем 220 лет, находясь в разных состояниях и под разными масками, включая СССР и нынешнюю РФ.
 
Русские чиновники, учителя и попы, в принципе, справлялись с задачей, равно как и солдаты, и чекисты, и прочие, используя депортации, ассимиляцию, репрессии… Но память окончательно отобрать не смогли, вышло как в мексиканской пословице: “они хотели закопать нас, не зная что мы — семена”.
 
Вместе с русским миром к нам пришло и некое подобие крепостного права, но им было сложно, потому что у нас большинство — шляхта, то есть дворяне, хоть и обедневшие, но дворяне. У нас крепостное право имело совсем другое лицо, нежели в империи в целом, потому что мы брыкались покруче Пугачёва, нас было сложно остановить, но они пытались.
 
Пытались навязать нам хозяина-барина, еще в те времена, когда Калиновский надавал “пачваре па пысе”, но всё же какому-то проценту населения это состояние раба было привито.
 
Для закрепления эффекта во все времена сюда везли своих покорных крепостных с “большой земли”, на места, освободившиеся от сбежавших или высланных, или казнённых.
 
Потом были поляки, которые тоже хотели быть нам панами, но мы не особо хотели.
 
Потом вновь русские, потом русские советы, “ночь расстрелянных поэтов”, культурный и этнический геноцид, опять высылки, расстрелы, ассимиляция… и вот на протяжении советских семидесяти лет селекционной работы вид покорного беларуса почти что был окончательно выведен.
 
Но семена всё равно всходили — Быков, Караткевич, Гилевич, Бородулин.
 
Но тут случился развал СССР, появился Позняк, сумевший пробудить еще больше семян, хоть и недостаточно много, но всё же.
 
Масса, привыкшая иметь над собой барина, сумела этого барина себе найти, даже не столько найти, сколько воспитать. Как сказал один мудрый звездюк, “Была бы отара, а чабан найдётся, а если не найдётся, то отара сама его найдёт”.
 
Мы нашли себе чабана, сделали из него царя и бога, и он в это поверил. И, как хороший чабан, завел себе большую овчарню, только не для того, чтобы овец от волков защищать, а чтобы себя защищать от овец, ну и иногда стричь их и кушать.
 
Ну вот не может беларус жить без барина и пана, не может его спина без плети. Как только свобода — сразу кожа на спине зудит, и ищет он себе плеть.
 
Может, хватит? Может, пора бы уже дать спинам отдых? От рабского труда, от плетей?
 
Может, пора бы уже вспомнить кто мы, несмотря на тот колоссальный труд, проделанный про программе Екатерины Второй?
 
Ведь как ни закапывай семена литвинов, они взойдут, и беларусы, видя их — тоже вспомнят, кто они и перестанут искать себе пана, барина, бацьку…
 
Я очень на это надеюсь.
 
Ведь мы — литвины, мы свободный, не крепостной народ, а эти “скрепы” и креп нам просто внушили, навязали.
 
P.S. Когда каждый беларус просто начнёт читать беларуские книги, тогда и спины чесаться перестанут. Начните с “Каласы пад сярпом тваим”, это настоящая Библия беларуского народа.

От редакции: достоверность цитаты, приписываемой Екатерине Второй, некоторыми ставится под сомнение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.