Independent: Москва наступает. Отвернулась ли от Лукашенко удача?

Одна из самых влиятельных британских газет написала о нынешнем состоянии дел в беларуско-российских отношениях.

Около 25 лет назад Александр Лукашенко был избран президентом на первых демократических выборах в Беларуси. Ему было 39 лет. С тех пор таких выборов больше не было, были только репрессии, протесты, нарушения конституции, предполагаемые убийства и основание авторитарной системы, известной как последняя диктатура Европы.
 
Но с годами бывший председатель колхоза, которому теперь 65, отточил навыки выживания и стал хитрым тактиком. Перепрыгивая с одной, казалось бы, смертельной опасности на другую, господин Лукашенко всегда находил способ выйти из любых переговоров невредимым и в отличном расположении духа.
 
Он балансирует между Россией и Европой; вступил в «союзное» государство, но отказался принимать российские военные базы и не признаёт Крым российским; извлек выгоду из огромных нефтяных и газовых преференций в размере десятков миллиардов фунтов из Москвы, но договорился об отдельном торговом партнерстве с Китаем.
 
Как результат, господин Лукашенко сделал из бедной ресурсами страны свой колхоз мечты. Миниатюрная модель Советского Союза, в которой всё, вроде бы, всё в порядке — почти уникальная ситуация для региона.
 
Тем не менее, растет понимание того, что на переговорах с Владимиром Путиным Лукашенко, возможно, наконец-то встретил равного себе.
 
Эти двое, как известно, никогда не ладили, но в последнее время отношения стали явно холодными, и Путин надеется получить больше уступок от своего ненадежного союзника.
 
На своей ежегодной пресс-конференции в четверг российский президент, похоже, выдвинул ультиматум. По его словам, Беларусь не получит никаких скидок на газ, пока «союзное строительство не будет завершено». Иными словами: либо Лукашенко согласен на непопулярное более тесное слияние с Россией, либо ему грозит потеря субсидий и возможность политического взрыва у себя дома.
 
Переговоры в Санкт-Петербурге на этих выходных создали предсказуемую тупиковую ситуацию, когда перед Лукашенко встал, казалось бы, невозможный вызов.
 
Есть человек, который мало сочувствует его затруднительному положению. Это Николай Статкевич, бывший кандидат в президенты, который провел восемь из последних 20 лет за решеткой по прихоти Лукашенко.

 
В пятницу, перед началом минской акции протеста оппозиции против союзного государства, Статкевич сказал The Independent, что беларуский диктатор сам виноват в том, что сдаёт суверенитет страны в обмен на нефть и газ.
 
Президент Лукашенко шел к «катастрофе», потому что он отказался открыть страну для проведения реформ, сказал Статкевич: «Если он сделает то, что, по моему мнению, он собирается сделать, то он позавидует судьбе Каддафи. У Лукашенко много врагов, много людей, которые тихо ненавидели его годами».
 
В четверг лидер оппозиции сообщил, что, по его словам, это была попытка «отравления». Он сказал The Independent, что испытал внезапную и серьезную «аллергическую реакцию», его горло опухло, стало трудно дышать. К счастью, его жене, доктору, удалось сделать противоаллергическую инъекцию, и опухоль спала.
 
Это был странный эпизод, признался он. Он знает точно, как и когда его отравили, но он был не единственным оппозиционным политиком в Беларуси, который испытывал такие странные симптомы. Алексей Навальный, самый видный оппозиционный лидер в России, ранее в этом году также сообщил о подобном опыте.
 
«Я не верю в совпадения», — сказал Статкевич. «Это было задумано как предупреждение».
 
Президент Лукашенко отрицает такие грязные уловки в отношениях с оппонентами. В интервью The Independent 2012 года он назвал себя «демократом», который ценит «личную свободу». Но факт остается фактом: некоторые из его соперников были заключены в тюрьму на длительные периоды времени, исчезли или были вынуждены покинуть страну.
 
На прошлой неделе бывший офицер беларуского спецназа Юрий Гаравский обнародовал сенсационные заявления о том, что он принимал участие в специальных операциях по убийству соперников Лукашенко два десятилетия назад.
 
Статкевич сказал, что эти откровения не стали неожиданностью. Г-н Гаравский “несомненно” говорил правду, сказал он. Но эта информация, ставшая известной накануне переговоров, словно была направлена на то, что бы ослабить переговорную позицию президента Беларуси.
 
«Возможно, его использовали пророссийские силы правительстве Беларуси, или, возможно, это был след Кремля», — сказал Статкевич
 
Уровень поддержки беларуской оппозиции внутри страны неясен, многие беларусы по понятным причинам предпочитают держаться подальше от политики. В то же время есть признаки того, что ситуация может измениться. В 2017 году неоднозначная идея ввести налог на тунеядство привела к массовым протестам и радикализации по крайней мере части населения. Беспокойство по поводу перспективы слияния с Россией ещё больше повысило накал ситуации.
 
Планы по созданию совместного государства между Беларусью и Россией — наследие совсем другой эпохи. Подписанные в середине девяностых, они были выражением тесных отношений между Лукашенко и больным российским президентом Борисом Ельциным. Они предусматривали слияние налогового законодательства, государственных институтов и даже армии. Но они никогда не были полностью реализованы.
 
Вероятно, г-н Лукашенко однажды представил себя лидером сверхдержавы. Но два обстоятельства сговорились против этой перспективы: протесты оппозиции в 1999-2000 годах подорвали его репутацию; и появление Владимира Путина в Москве. Стало ясно: на вершине нет места для двух сильных лидеров.
 
Некоторые даже высказывают предположение, что Путин, возможно, теперь сам подумывает о том, чтобы стать главой  объединённой сверхдержавы, чтобы сохранить власть после 2024 года, когда истечёт его конституционный срок.
 
Даже если это правда, такие соображения играют второстепенную роль для геополитики.
 
По крайней мере, это случайный «побочный эффект», сказал Арсен Сивицкий, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований, минского аналитического центра. Напротив, основной причиной нажима Москвы является желание удержать Беларусь, её ближайшего союзника, «на управляемой орбите».
 
«Российская разведка видит угрозу  в том, что Минск может сместиться в сторону Европы, и они столкнутся с той же проблемой, что и в Украине в 2013 году», – сказал г-н Сивицкий. «Москва действует превентивно, как ей это выгодно, и хочет иметь институциональные инструменты для контроля над событиями, если они выйдут из-под контроля.
 
Большая часть из примерно 200 человек, которые в пятницу протестовали против более тесного союза с Россией, признали, что не хотят украинского сценария
 
«Россия говорит, что это братская страна, но с Украиной она поступила не по-братски», — говорит 40-летняя Светлана Коваленко, экономист.
 

«Но, возможно, им не понадобится использовать против нас танки. Возможно, они просто будут постепенно поглощать нашу страну, подписывая документы».

Oliver Carroll

Оригинал статьи на сайте Independent