Страх и Отвращение в Бресте

Честно говоря, было стрёмно, а на подходе к площади даже в некотором смысле гадко. Это была первая вылазка из уютной зоны комфорта запуганного и забитого среднестатистического беларуса с целью проявить свою гражданскую позицию. До этого был только митинг в парке интернационалистов, единственный разрешенный.

Прогуливающиеся кругами копы у пешеходного перехода на перекрёстке Пушкинской и Карла-Маркса. Еще более мерзкие два типка стояли прям вот между продуктовым и книжным, в “гражданском”, но явно видно, что чуваки не за экологию париться пришли. Подошли, проникли, можно сказать, на заветную площадь – пылай он синим пламенем – Ленина. Люди, стоят. Пока еще не очень много, пришли где-то к “середине общего количества”. Кормят. Любезно угощают всякими там семечками и крупами – чтобы мы тоже покормили пернатых. Поняли, что так не круто, вернулись в магаз, купили семечек. В очереди еще два человека перед нами также семечки покупают. Здорово. Командный дух! Вернулись на площадь, копы всё так же кружатся, парочка в гражданском – один с огромным пузом и второй тонкий, всё там же, но уже подбираются чуточку ближе к толпе пипла.

От толпы странные ощущения. Вроде как понятно, что все по одной причине в воскресенье вышли кормить этих самых. Пернатых. Солнечно. Дети резвятся. Бегают за птицами, катаются на самокатах. Но мне было стрёмно. Мне было непонятно.

Возможно, с этого начинается солидарность? С чувства чужеродности и попытки понять, что же происходит? Когда множество таких же одиночеств складывают из себя новый организм?
Но пока что чувство чужеродности всех и каждого отдельного. Ребята, давайте общаться! Лично мне знакомых встретил только одного человека, были люди, кого видел на роликах по проблеме завода. В общем, надо как-то объединяться в общество, уважаемые брестчане. Может быть я и параноик, но у меня не возникло чувства какого-то доверия что-ли.

Хотелось понять, даже спросить: ребята, ну что, какие мысли, что будем делать?
Однако я понимал интуитивно, что если копы вдруг начнут буреть, то меня просто так с ними и отдадут. Неприятное такое чувство. Выходя из дома попросил ребёнка взять свой телефон. На всякий случай – отзвониться маме, если вдруг папу отнимут копы. У копов нет принципов, у них есть только рефлексы на выполнение команд. Но всё обошлось. Главное – не ссать, даже если всё таки ссытся. Чем больше нас выйдет, тем скорее страх перейдёт по другую сторону баррикад… пора вынимать голову из песка, она ни к чему будет, когда тут дышать станет нечем.

Всем всего хорошего! Выходите из своих условно безопасных нор, ведь здоровье детей – достаточный повод бороться. Всегда можно попытаться уйти от проблемы, сбежать от совести и, когда ребёнок заболеет, обвинять пятую колонну и разлагающийся запад, чертовых пиндосов или грёбаных узкоглазых. Можно переехать в другой город и страну, оставив позади этих невежественных сограждан, забрав с собой часть этого кровного несмываемого невежества. Но иногда можно проблему разрешить. Да, результат этой борьбы, возможно, мы даже не успеем застать, но кто знает – вдруг через пару поколений наши потомки окажутся в адекватном обществе, в стране, пригодной для жизни, для творчества, для развития? Пусть буддисты верят в перерождение, пусть православные верующие стремятся в рай, а я сдохну и сгнию, но внуки моего сына увидят другой мир. А иначе, зачем вообще заводить детей?

Александр Томчук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.