Валентин Трокский: Миша-гуппи

Есть такой вид аквариумных рыбок, гуппи называются. Где-то прочитал, что память у этой “истоты” около секунды. Но аппетит у рыбки отменный. Так вот, был поражён, встретив подобное существо в человеческом обличье в двухместных “апартаментах” ЦИП (центр изоляции правонарушителей), что на ул. Окрестина в Минске. Зовут его Миша.

Миша-гуппи не помнит, какой сейчас год, месяц, день. Не знает, где он, не помнит, как оказался в ЦИП, был ли суд над ним и сколько суток ему дали. Не помнит, ел он или ещё нет. Все эти вопросы он адресовал мне, причем поминутно и независимо от моего ответа или молчания.

Особенно часто спрашивал меня: “Батя, когда обед дадут?” Потом выкрикивал в сторону кормушки: “Давай обедоу!” Потом опять спрашивал у меня, когда его выпустят. И так по кругу с небольшими паузами. При этом Миша изрядно вонял, был одет в рваньё, босой, с гниющими язвами на ногах. Он периодически, страшно, с бульканьем в груди кашлял, давился едой, регулярно терял сознание и падал, разбрасывая вокруг еду и скудные камерные вещи.

Не нужно быть медиком, чтобы понять — этот человек, помимо других болезней, болен психически, и место ему не в кутузке, а в совсем другой инстанции, которая находится, например, в районе Новинок в Минске. Но, видимо, МВД определило ему другую функцию.

У Миши есть фамилия — Котов, если не ошибаюсь. Он вокзальный бомж. Мишу периодически отлавливают и подселяют к задержанным и арестованным для “выноса мозга”. Поверьте, в ограниченном, минимальном пространстве арестантской камеры находиться с таким человеком — пытка. Но, гораздо важнее, считаю, вопрос об отношении власти к таким больным людям. А ведь, по некоторым сведениям, Миша в прошлом — капитан милиции из Могилёва.

Как и кому приходят в голову такие схемы издевательств над людьми и даже над своими бывшими сотрудниками? Люди ли вы? И чем на самом деле являются беларуские органы так называемой охраны правопорядка?