Александр Кабанов: К протестам в Бресте могут присоединиться «тунеядцы»

Каждое воскресенье сотни несогласных со строительством брестского аккумуляторного завода выходят на центральную площадь города. По последним данным, первую партию продукции на аккумуляторном заводе планируется выпустить уже в этом месяце.

Настроены ли брестчане бороться дальше? Что дает им силы? Эти и другие вопросы сайт Charter97.org задал активному участнику протестов, блогеру из Березы, лауреату Национальной премии в области защиты прав человека за 2018 год в двух номинация Александру Кабанову.

– В феврале «кормление голубей» в Бресте переросло в массовые марши по городу. Почему было принято решение изменить формат протеста?

– Дело в том, что проведение подобных маршей обсуждалось еще около года назад. В то время некоторые надеялись, что будет обсуждение, встречи с чиновниками, подача документов и как-то вопрос разрешится.

Когда же этого не произошло, люди поняли, что нужно принимать более кардинальные меры воздействия. Одна из них – марши по городу. Это не только молчаливый протест против завода, но и, в первую очередь, против того, что власти не слышат нас!

Сколько писали тому же председателю брестского облисполкома Анaтолию Лису, чтобы встретиться, но реакции ноль. Нами было подано множество заявок на митинги, пикеты, но на все мы получили отказ.

Лишь однажды власти разрешили митинг «Брестчанки против свинца», который прошел 29 апреля и собрал около 2 000 человек.

В связи с тем, что я описал выше и было принято решение про более активный протест. Тем более, что граждане имеют право гулять по городу, в том числе, по его центру.

– Первую партию продукции на аккумуляторном заводе планируется выпустить уже в этом месяце. Как к этому относятся жители Бреста и что намерены предпринять?

– Во-первых, хочу отметить, люди четко понимают, что подобное предприятие ни к чему хорошему не приведет. Найденные и обнародованные нами данные говорят одно – завод опасен.

Во-вторых, обращусь к властям. Если вы запускаете завод, то это не означает, что люди с этим смирятся. Можете быть уверены, рук никто не сложил и складывать не собирается — противостояние будет продолжаться и еще не понятно, во что это все выльется.

В-третьих, важный посыл тем, кто принимал решение про строительство завода. Если что-то случится, когда завод заработает, а существует большая вероятность, что проблемы возникнут, то ваши имена, фамилии всем известны. К вам обращались, предупреждали, объясняли, а вы не принимали никаких действий. Грубо говоря, виновные в вероятных последствиях уже обозначены.

Мы же сейчас думаем, что делать дальше, как мониторить завод. Отмечу, что многие из живущих в районе завода собираются уезжать. Ситуация, на самом деле, печальная.

– Появилась информация, что акции будут проходить не только по воскресеньям, но и в будни. Это так?

– Действительно, мы подавали заявки на проведение акций и митингов против строительства аккумуляторного завода в будние дни. Их уже, ожидаемо, отклонили.

Мы хотели именно в будни, потому что по воскресеньям якобы в городе запланировано проведение мероприятий. «Все расписано» – аргументируют свои отказы местные власти, поэтому мы решили пойти по другому пути и подать заявку на будни.

Тем не менее, мы показали общественности, как в Беларуси действуют законы. На бумаге одно, а в реальности другое. Для властей это закрытая тема. Видимо, дана команда из Минска, пресекать любую активность, связанную с аккумуляторным заводом. Как вы видите, все равно по воскресеньям мирные акции продолжаются.

– На днях стало известно, что на вас завели уголовное дело. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.

– Сразу скажу, что преступления никакого я не совершал, чтобы на меня заводить уголовное дело. Есть косвенные моменты, которые указывают на то, что возбуждение дела связано с моей общественной активностью.

Первый момент — заявление на меня написал милиционер, который проживает в моем подъезде. У нас с ним и ранее были конфликтные ситуации.

Второй момент — заявление написано через практически два года после определенных событий, про которые я еще расскажу. За эти два года никто больше из жильцов заявлений на меня не писал.

Дело вот в чем. Два года назад жильцы дома, в котором проживаю, попросили меня оказать, скажем, определенные услуги. Меня выбрали председателем товарищества жильцов. Вопрос касался строительства подвалов.

Попросили подготовить все документы для того, чтобы мы смогли построить в доме подвалы. Это новый дом, где-то 3 года назад его сдали без подвалов, а жильцы захотели их иметь.

Так как через ЖКХ их делать дороговато, то решили создать товарищество собственников жилья и построить подвалы своими силами, чтобы сэкономить средства.

В общем, выбрали меня и решили, что будут платить мне зарплату — 2 рубля от квартиры в месяц. То есть, это было где-то 120 рублей. Четыре месяца я отработал, занимался разными делами, добился результата — нам разрешили самим построить подвалы. Вот и все.

Тут, спустя два года, сосед-милиционер пишет заявление, что я взял у него где-то 10 рублей (5 долларов) и не отчитался, куда их дел. Ко мне в Березу приезжают следователи из Бреста, сюда бросают все свободные силы РОВД, людей массово опрашивают.

Можете себе представить, тут происходило непонятно что. С утра до вечера была милиция. Казалось бы, заявление на 10 рублей.

Вначале я еще не знал, что происходит. Только видел, что возле дома постоянно милиция ошивается по 3-4 человека. В итоге меня вызвали в РОВД, объяснили, что на меня написали заявление.

Знаете, у меня это не вызвало никаких эмоция, потому что, а что здесь такого? Я взял 440 рублей за четыре месяца работы и в этом нет никакого преступления! Следствие же решило, что я не имел права брать эти деньги и, по их мнению, «нанес ущерб» товариществу собственников жилья.

Хочу сказать, что соседи, с которыми я общался за это время, претензий ко мне не имеют. Все в курсе, что я получал эти деньги. Обвиняют же меня по 211 статье части 1 УК «присвоение или растрата средств».

Для меня здесь все понятно. Меня задерживают каждое воскресенье по надуманным причинам. Я уже и не помню воскресенья, чтобы не оказывался в РОВД.

Даже было такое, что в одно воскресенье меня вызвали в следственный комитет. Встретился я со следователем, выхожу, а на пороге снова стоит милиция. Едут ко мне с обысками и так далее. Обычная попытка давления.

Но это они зря стараются. Я их не боюсь и так просто не сдамся. Чувствую себя нормально, моя совесть чиста. Подчеркну, я не совершал никаких преступлений и людям в глаза смотрю смело и открыто. Эти же «барбосы», милиционеры и следователи, всегда висят на телефоне. Думаю, что они с сотрудниками КГБ разговаривают, спрашивают как и что делать.

Вот чем занимаются силовики, вот на что уходят бюджетные деньги.

– Вы много общаетесь с людьми, какие настроения в городе, о чем говорят брестчане?

– Люди не верят властям и они уже даже сами это понимают. Скажу так, у людей, которые начали участвовать в движении против аккумуляторного завода, открылись глаза. Раньше многих все устраивало, они жили своей жизнью.

Представляете, были даже случаи, в самом начале протестов, когда некоторые приглашали государственные СМИ, чтобы озвучить свою позицию, рассказать, что происходит и были крайне удивлены, когда провластные журналисты не приезжали. Для них это было шоком.

Хотя я им сразу говорил, что, «ребят, забудьте об этом, о вас могут написать лишь независимые СМИ». Повторюсь, у людей открылись глаза. Многие в шоке от давления на меня.

Многие недовольны и зарплатами, и тем, что с работой туго, и будущее неизвестно. Я хочу пожелать белорусам быть более уверенными в себе, своих силах. Понимать, что мы можем изменить ситуацию в стране. Нужно быть активным, вникать в суть проблем, бороться за свое будущее и принимать участие в решениях важных, а не так, «есть пока что покушать – и хорошо».

Когда завод запустят, некоторые намерены уезжать, продавать имущество.

Знаете, посчитали прибыль от этого завода, которая будет идти только владельцу, а не учли, что многие люди, которые живут в районе аккумуляторного работают, платят налоги и сейчас перед ним встал вопрос – спасать свои семьи и уезжать.

Неизвестно, сколько будет таких людей и какой их отъезд нанесет ущерб стране. Среди них есть и айтишники, и серьезные инженеры. Я не понимаю, почему власти об этом не задумываются.

Протест в Бресте продолжится. Возможно, к нему присоединятся какие-то другие протесты. Допустим, против декрета о «тунеядцах». Ведь, как известно, именно в марте «тунеядцам» должны придти потяжелевшие жировки.

Все может произойти. Я вспоминаю события 2017-го года, когда были массовые протесты против декрета о «тунеядцах». Тогда практические все в один голос говорили, что в Бресте ничего не будет. Якобы это граница, контрабандисты живут, у них все хорошо, но в итоге Брест поднялся.

Недовольство у людей есть, поэтому может произойти все, что угодно. Здесь сложно прогнозировать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.