Берни Сандерс: Свобода — это социал-демократическая ценность

В своей речи о демократическом социализме Берни Сандерс отказался признавать свободу ценностью правых — и рассказал о том, как капитализм ограничивает свободу простых трудящихся.
 
***
 
Недавняя речь Берни Сандерса в защиту демократического социализма была прямой атакой на многие клише, царящие в американской политике. Само её название (“Почему демократический социализм — это единственный путь к победе над олигархией и авторитаризмом”) вызвало непонимание и смешки со стороны его основных соперников-демократов. Сенатор от Колорадо Майкл Беннет, очередная посредственность на демократическом поле, сказал репортёру: “Я не думаю, что народ Америки вообще понимает, что это значит… В моём городе никто не говорит о демократическом социализме как альтернативе олигархии и авторитаризму”.
 
Всегда поучительно наблюдать за политиком, который говорит, что его избиратели чего-то не понимают, но Беннету стоило бы пойти дальше названия речи Сандерса и прислушаться к её содержанию. Суть речи касается вопросов, которые избиратели понимают даже слишком хорошо — кредиты на лечение, стремительно растущие цены на жильё, сверхурочная работа, которая в буквальном смысле слова лишает бедных жизни.
 
Но самым важным в выступлении Сандерса было то, как он подал эти вопросы. По его словам, все свойственные капиталистической системе несправедливости — это ограничение свободы человека.
 
Очень долго свободу воспринимали как вотчину правых. Знаменитая апология капитализма Милтона Фридмана называлась “Капитализм и Свобода”. И многие левые ему подыграли, отрицая свободу и право выбора как “буржуазные ценности”, несовместимые с социализмом. 
 
Результатом стала вынужденная защитная позиция. Вместо того, чтобы обвинять капитализм в атаке на важные для людей ценности, слишком многие левые говорили, что у людей должны быть какие-то другие ценности. Предсказуемо, что они мало кого сумели убедить. 
 
Сандерс в своей вчерашней речи избрал противоположный подход, спрашивая:
 
Действительно ли вы свободны, если вы не можете пойти к врачу или станете банкротом, выйдя из больницы?
 
Действительно ли вы свободы, если вы не можете позволить себе купить лекарство, без которого вы умрёте?
 
Действительно ли вы свободны, если вы тратите половину своих скудных доходов на жильё и вынуждены брать кредиты под 200 процентов? 
 
Действительно ли вы свободны, если вам 70 лет, но вы продолжаете работать, потому что вам не хватает пенсии или сбережений на заслуженный отдых?
 
Действительно ли вы свободны, если вы не можете пойти в колледж или ПТУ, потому что доходы вашей семьи этого не позволяют?
 
Действительно ли вы свободны, если вы должны работать шестьдесят или восемьдесят часов в неделю, потому что не можете найти работу с зарплатой выше прожиточного минимума?
 
Действительно ли вы свободны, если вы мать или отец новорождённого ребёнка, но должны вернуться к работе сразу после рождения, потому что вам не дают отпуск по уходу за ребёнком?
 
Действительно ли вы свободны, если вы мелкий предприниматель или фермер, которого разоряют монополисты?
 
Действительно ли вы свободны, если вы ветеран, рисковавший ради этой страны жизнью на фронте, а сейчас спите на улице?
 
Таким образом, Сандерс целит в одну из главных догм современного капитализм: что он даёт нам свободу.
 
Но большинство американцев так не считает. Долги за платное образование не очень похожи на свободу. Как и потеря медицинской страховки при смене работы. Экономия на инсулине — это не то, что приходит в голову большинству людей, когда они думают о свободе. Свобода — это не вотчина капитализма, а ценность, которая при нём никогда не станет достоянием большинства.
 
Акцент Сандерса на свободе как социалистической ценности, кроме прочего, позволяет ему свести воедино различные проявления капиталистических патологий. Когда он говорит о приходе к власти авторитарных лидеров вроде Виктора Орбана или Жаира Болсонаро, он изображает их не как антилиберальных “популистов”, а как воплощения той же самой угрозы, которая в Соединённых Штатах исходит от одного процента. [Речь о верхушке американского общества, которая владеет большей частью капитала — прим. переводчика]
 
Сандерс, выступая за демократический социализм, отказывается принимать защитную позицию. Капиталистические оппоненты Сандерса считают это его главным слабым местом. Но из-за своей самоуверенности они могут  недооценить то, насколько точно он выявил их слабые места.
 
***
 
Пол Хайдеман. Английский текст опубликован на сайте американского журнала “Якобинец”. Перевод на русский язык — С. Спариш, специально для сайта “Народная Грамада”. Перевод может свободно использоваться со ссылкой на сайт.