Мы не свободны, мы растрачиваем жизнь на работе

При капитализме мы не свободны, ведь большую часть времени мы проводим на работе, которая обычно не имеет никакого смысла. Пахать с утра до ночи, продавать себя, чтобы прожить лишний месяц – это не “быть свободным”.
 
“У вас, восточных европейцев, другие представления о жизни. Вы не понимаете, что такое человечество”, – жаловалась мне когда-то подруга из Греции. Она имела в виду не то, что каждый из нас является бездушным, вульгарным существом, а скорее то, что уважение к человеку и человеческой жизни находятся в нашей иерархии ценностей непростительно низко. Мы ведём себя так, как будто климатическая катастрофа нас не касается, тешим себя иллюзией неисчерпаемых ресурсов и фетишем труда. Но за фасадом блестящей иллюзии неисчерпаемых ресурсов лежит наша жизнь – конечная, смертная, ограниченная. Шведский философ Мартин Хёгглунд в своей новой книге This Life: Secular Faith and Spiritual Freedom (“Эта жизнь: Секулярная вера и духовная свобода”) раскрывает именно тему конечности, указывая, что диктат наёмного труда и неравенства, изменение климата ещё сильнее сокращают нашу жизнь.
 
 
Пахота с утра до ночи – это не свобода
 
 
Сегодня “свобода” в моде. Свобода для нас – это святое, мы даже создаём партии “свободных людей” (например, чешская правая “Партия Свободных Граждан” или корвиновская партия “Свобода” в Польше). Но в посткоммунистическую эпоху многие из нас уверовали в идеологию, которая ограничивает свободу погоней за прибылью. Якобы у всех нас есть шанс, и только от нас зависит, как сильно мы стараемся. Поразительно, что наши капитал и влияние воспринимают как неопровержимое свидетельство добрых намерений, усердия и тяжёлого труда индивида. Мы перестали замечать институты, распределение богатства, экономические интересы и то, что они влияют на каждого из нас. Мы считаем нормальным, что свобода – это расталкивать друг друга локтями.
 
Мартин Хёгглунд предлагает другой взгляд на свободу. При капитализме мы не свободны, поскольку большую часть времени проводим на работе, в которой нет места свободе и которая не имеет особого смысла.  “Быть свободным” не значит “пахать с утра до ночи”. А свободный выбор трудно совместить с торговлей собой ради выживания.
 
Ведь на наши решения прежде всего влияет необходимость работы ради пропитания. Из-за этого мы часто делаем что-то вопреки себе, приспосабливаемся к чему-то, от чего-то отказываемся. Большая часть людей попросту живёт под диктатурой экономического принуждения, которая имеет мало общего со свободой.
 
Отсутствие экономической свободы сказывается на всех нас. Данные по моей стране, Чехии, указывают на то, что каждый второй не видит смысла в своей работе, а синдром выгорания становится нормой для всё большего числа молодых людей.
 
Под диктатурой экономического принуждения мы не можем проводить большую часть времени с людьми, которые важны для нас, или делать то, чего действительно хотим. Как правильно жить? Чем наполнить жизнь? К сожалению, ответы на важнейшие жизненные вопросы диктует нам необходимость экономического выживания. Жизнь становится замкнутым кругом тяжёлого труда и потребления, который лишает нас возможности владеть собственным временем. Так мы впустую тратим то, что важнее всего.
 
 
Давайте поменьше думать о загробной жизни
 
 
Хёгглунд задаёт радикальные вопросы и критикует склонность людей поддаваться иллюзиям, которые отвлекают внимание от конечности нашей жизни. Поэтому в своей книге он подвергает сомнению и религию. Он утверждает, что религия, давая надежду на избавление от смерти, по сути служит фальшивым алиби, оправдывающим нашу неспособность сделать этот мир лучше.
 
Действительно, мы не в состоянии избавиться от бед, но можем компенсировать это надеждой на жизнь в раю или в нирване, которая доступна даже нищим. Воображение, направленное на загробную жизнь, отвлекает наше внимание от жизни здесь и сейчас. С Хёгглундом, конечно, не согласятся многие верующие, которые, напротив, стараются сделать мир лучше. Вот только образ загробной жизни по определению не может дать нам ключа к созданию более справедливого порядка на земле. А именно это и должно нас интересовать в первую очередь.
 
Поиск чего-то большего, чем мы сами, приобретает различные формы. Для кого-то это религия, а для других это может быть национализм или “возврат к традиции”. Национализм точно так же оправдывает дискриминацию и жизнь в нищете чувством национальной гордости. Именно против этого выступает Хёгглунд, утверждая, что политику необходимо подчинить стремлению к максимизации качества жизни. Даже если некоторые считают наивным наше стремление победить социальное неравенство или преодолеть климатическую катастрофу , то в любом случае речь идёт о борьбе за лучший реальный мир, здесь и сейчас, а не о фантазиях о загробных мирах.
 
  
Жизнь коротка – давайте воспринимать её всерьёз
 
 
Жизнь человека заканчивается смертью. Не будет другого, лучшего, не будет вообще никакого “потом”. Жизнь коротка, а тратить её впустую – худшее, что мы можешь с ней сделать. Поэтому мы должны создать условия, чтобы прожить её вместе как можно лучше и достойнее.
 
Но в системе, в которой главная цель человеческой жизни – вкалывать и максимизировать прибыль, это не очень получается. В обществе, в котором на вопрос “как хорошо проводить время?”, отвечают: “в…бывать и инвестировать в человеческий капитал”, мы лишены подлинной свободы. И это одинаково касается и бедных, и богатых.
 
Философ поднимает ключевой для нашего времени вопрос: вопрос конечности. Люди всегда были склонны стремиться к бесконечности. Завоёвывали небо и космос. Вели войны, делая вид, что “людские ресурсы” бесконечны, не обращая внимания на миллионы убитых. В итоге придумали капитализм, который, чтобы продолжать существование, требует непрерывного роста, неограниченных природных ресурсов и приумножения богатства. Но связанная с этим эксплуатация людей и планеты имеют свои границы. Тут нам не нужно спекулировать – это видно невооружённым глазом. Мы вновь оказываемся лицом к лицу с конечностью: мы – свидетели уничтожения биоразнообразия, вымирания видов и распада социальных связей.
 
Поэтому давайте попробуем принять нашу конечность всерьёз.  Согласно Хёгглунду, самым ценным ресурсом, которым мы располагаем, является время. Если мы не хотим растратить его впустую, мы должны создать для этого соответствующие условия. Людям необходим шанс развить то, что шведский философ называет “духовной свободой”, а также право на лучшую организацию труда и общества.
 
Мы не просто “человеческие ресурсы”, как нас в том пытаются убедить экономисты. Человек имеет большую ценность, даже (а может быть, именно поэтому) если его труд не генерирует финансовую прибыль, а действует на благо общества или других людей. Из этого следует требование ограничения наёмного труда до минимума и ухода от капитализма – в противном случае, мы лишь сменим один вид несвободы на другой.
 
 
Демократический социализм как ответ
 
 
Видение Хёгглунда имеет одно “но”. Люди всегда жаждали бесконечности, со страхом ожидая собственного конца. Придумывали разные глупости, которые удовлетворяли их потребность в бесконечности. Если они не добывают ископаемое топливо, то бросаются в волну интернета и черпают богатство из безграничных виртуальных данных. А наркотики, которые должны поднять нас над земной реальностью? Или банальная жажда власти, славы и успеха? К сожалению, наша конфронтация с конечностью обычно приводит к поиску очередной бесконечности, часто без учёта последствий.
 
Несмотря на это, автор поощряет нас делать собственные выводы. Разве мы не должны признать, что нынешняя экономическая система подвела нас и неумолимо уничтожает жизнь на земле? И что в этой пагубной спирали мы опасно близко приблизились к собственному концу, а не к бесконечным возможностям? Кто знает – может быть, именно конфронтация с конечностью планеты и климата вынудит нас коренным образом изменить систему и себя самих.
 
Как решить эту проблему? Согласно Хёгглунду, ответ называется демократическим социализмом. Но можем ли мы вообразить себе что-то такое в действии? Мы сидим сложа руки и ждём, пока катастрофа не принудит нас действовать.
 
 
Ярослав Фиала. Главный редактор журнала A2larm.cz. Перевод с польского – С. Спариш, специально для сайта “Народная Грамада”. Материал можно свободно использовать со ссылкой на сайт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.