Николай Статкевич: ДИАЛОГ, НО НЕ “ДИАЛОЖСТВО”

Диалог власти с обществом о реформах, необходимых стране – лучший способ вывода Беларуси из кризиса. Такой диалог нужен на разных уровнях и по разным проблемам.

Но эта власть соглашается на реальный диалог только тогда, когда остальные варианты для нее еще хуже. Когда общество демонстрирует свою силу и способность создать власти очень большие проблемы. Со слабыми диалог не ведут. На них не обращают внимания.

В наших реалиях наиболее эффективный и трудно игнорируемый способ принуждения власти к диалогу – массовые акции в центрах городов.

Иногда вынужденная к диалогу власть ведет его в форме прямого разговора. Как, например, с представителями протестующих против аккумуляторного завода в Бресте. Иногда режим ведет диалог и идет на уступки заочно, через СМИ. В прошлом году мы добились такого диалога и уступок в результате протестов против декрета о “тунеядцах”.

Режим всегда пытается не допустить давления общества на себя, используя репрессии против организаторов. Если люди прекращают давление, власть останавливает диалог с ними и аннулирует ранее сделанные уступки.

В последние годы появились какие-то мутные личности, которые много говорят о “диалоге” с властью и даже имитируют его. Они записываются на прием к третьеразрядным чиновником и говорят им правильные вещи, на которые те не реагируют. Их настоящая цель – помочь испытывающему финансовые проблемы режиму вести диалог с богатым Западом.

Но внутри страны такой “диалог” ничего не решает и решить не может. Потому что с теми, за кем ничего нет, реального диалога не ведут. “Диалог” на коленях, это уже не реальный диалог, а какое-то “диаложство”.

Реформы, а тем более свободу, нельзя выпросить. Их можно только добыть. Только тогда, когда на площади выйдут сотни тысяч, эта власть, испугавшись народного гнева и мести, согласится на диалог по ключевой проблеме Беларуси – возвращению украденных у народа выборов. Если успеет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.