Рассмотрим на примере волнений во Франции, как устроена голова у либерала, у правого и у левого…

Рассмотрим на примере волнений во Франции, как устроена голова у либерала, у правого и у левого.

У либерала голова работает так: Франция это правильное, нормальное, цивилизованное общество, в котором правит закон. Там все конфликты интересов разруливаются мирно и в рамках рациональной процедуры. Коррупция там, если и бывает, то быстро пресекается судом и осуждается свободной прессой. Неравенство там соответствует уму и полезности людей, то есть кто лучше, тот, соответственно, и богаче. Причин для массовых политически мотивированных насильственных действий там не может быть, а немногочисленных экстремистов, как справа, так и слева, которые мешают большинству нормальных людей нормально жить, система успешно нейтрализует и блокирует к всеобщей радости. Но массовые насильственные действия в декабре есть. Железнодорожники разбирают рельсы, студенты строят баррикады, рабочие и служащие дерутся с полицией, все вместе – жгут банки, дорогие магазины и престижные авто. Как это объяснить? Либерал морщит свой высокоумный лоб и вдруг его накрывает гениальная догадка: Путин! Вот кто виноват. Ведь всё неправильное и трагически необъяснимое либеральным умом происходит по вине Путина, бывшего кагэбэшника, узурпировавшего власть в России. Если бы не он, тогда всё вообще было бы норм практически везде, ну в Европе уж точно. Ведь совсем недавно Макрон открыто критиковал Путина, бросал вызов Путину, предлагал европейским элитам объединиться против влияния Путина. И конечно же мстительный и могущественный Путин решил Макрона наказать. А может быть и свергнуть. И для этого Путин подкупил, загипнотизировал, ещё как-то взял под контроль французскую «чернь» и натравил её на Макрона. Никак по-другому такие ненормальные события в нормальной стране либерал объяснить не может. В доказательство он приводит фотографии желтых жилетов с серпом и молотом (символика тоталитарного СССР!) и видео, где восставшие танцуют на баррикадах под имперский русский вальс «на сопках Маньчжурии».

У правого голова работает так: никакой самостоятельности ни в Европе вообще ни во Франции в частности после второй мировой войны нет и быть не может. Там всё под американцами. А мы свою половину Европы потеряли по причине того, что наши элиты капитулировали перед американцами. Де Голль в своё время имел что-то против американцев, но они устроили ему 1968 год т.е. натравили на него леваков и убрали от власти. В этом марионеточном режиме и на выборах побеждают и стабильную власть сохраняют только те, кто американцев слушается. Американцы элементарно управляют Европой, развязывая войну на Ближнем Востоке и направляя в Европу поток беженцев, а потом шантажируя европейские страны с помощью этого потока, который они умеют включать и выключать. Зачем американцам всё это надо? Тут правый воображает себе смутных, но зловещих масоно-жидо-рептилоидов, которые в свою очередь управляют американцами и мечтают превратить всё человечество в покорных бесполых биороботов, позабывших христианские и семейные ценности, национальные традиции и расовую гордость. Ну а за масоно-жидо-рептилоидами прячется сам его величество Антихрист, который готовит свой открытый приход в этот мир. Макрон устраивал американцев и дела у него шли неплохо, но как только он заговорил о том, что Европе нужна собственная армия (а не НАТО, где рулит Америка) и захотел большей самостоятельности от Вашингтона, ему сразу же решили устроить «желтожилетный» сигнальный кризис. Американцы через своих людей вывели на улицу всех этих работяг, лицеистов, студентов и агрессивных мигрантов из предместий, чтобы напомнить Макрону – если он будет упрямиться, то его снова снесут руками протестующих, как это было с Де Голлем в 1968. С Антихристом и его подручными, короче, шутки плохи.

У левого голова работает так: после глобального кризиса капитализма везде в развитых странах политический центр (т.е. истеблишмент) слабеет, а более радикальные края (и слева и справа) набирают силу. Т.к. средний класс очевидно тает, а неравенство между беднеющим большинством и сверхбогатым меньшинством растет на глазах, система постепенно теряет политическую стабильность. Последние президентские выборы во Франции это отлично показали, в первом туре голоса разделились там примерно поровну между четырьмя очень разными позициями, силы истеблишмента — леволибералы (Макрон), праволибералы (Фийон) и менее системные силы – крайне правые (Ле Пен) и крайне левые марксисты (Меланшон) – все набрали примерно по 20% электората, а во втором туре все просто голосовали против Ле Пен и потому автоматически победил Макрон. Как и ожидалось, Макрон оказался президентом крупной буржуазии и главные его реформы выглядели так: отменяем налог на сверхбогатых, снижаем налоги для корпораций, упрощаем процедуру увольнения работника, уменьшаем студенческие льготы и вот, наконец, поднимаем цены на топливо и электричество т.е. вообще на всё. Это прямая неолиберальная диктатура капитала – богатые становятся богаче, бедные беднее, а «средних» все меньше, всё, что вчера было правом, завтра станет платной услугой, которая не всем по карману и которая приносит прибыль 1%. На каком-то этапе таких реформ Франция просто не могла не взорваться и она взорвалась. Началась цепная реакция классовой солидарности и протестной мобилизации. Слишком поздно понявший это Макрон пытается сейчас сбить пламя увеличением минимальной зарплаты, освобождением бедняков от налогов и отменой повышения цен на топливо и энергию, но удастся ли ему это, зависит от того, насколько серьезной политической решимостью обладают сейчас простые французские трудящиеся. Если они ещё нажмут, то получат гораздо больше. Деньги у элит всегда находятся, когда под их окнами огонь и люди с вилами. Ну и дальше левый впадает в розовые мечты о том, как подобное «желтым жилетам» движение охватит всю Европу и как вконец зашантажированные народом элиты однажды сдадутся и в результате всего этого когда-нибудь победит «демократический социализм» (т.е. без гулага) и жизнь в Европе, а потом и во всем мире, станет примерно как в сказках Туве Янссон про Муми-Дол, где все такие разные, но у всех равный доступ к ресурсам и никакой взаимной эксплуатации, присвоения, накопления и привилегий, а только счастливые танцы и свободный творческий труд на благо общества (всю неприятную работу делают роботы).

И да, я думаю, что левый из троих – самый умный, при всем его прекраснодушии и утопизме. Ну или скажем иначе, если уж ошибаться (мы все в чем-то ошибаемся), то я предпочел бы делать это вместе с левым, а не…

Алексей Цветков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.